• LV
  • RU
  • EN
Menu
18 Июнь, 2019

Выходные на крыше с BrainStorm (журнал «На Невском»)

Мы – я и четвёрка из латвийской группы BrainStorm, — сидим в Лопухинском саду. Перед нами течёт река, это уже не имперская Нева, а уютная, хотя и Большая Невка. Рядом у пруда своих подопечных выгуливают собачники, шум Каменноостровского еле доносится. Короче, идиллия. И говорим мы об опен-эйр-шоу, которые музыканты из Латвии дадут 12 июля на крыше Roof Place. 

Фронтмен Ренарс Кауперс смотрит на ясное небо: Думаю, что солнце будет светить так же ярко, как сейчас. У меня, разумеется, сомнения: Опен-эйры это, конечно, отлично, но в Питере дело такое, ненадежное! А вдруг как ливанет?

Каспарс: На латышском есть отличное выражение… как же это по-русски сказать… короче, дождь сплотняет… У нас в прошлом году был большой стадионный тур, и один концерт давали в Даугавпилсе. Так там такой сильный ливень был! Все три часа, пока мы играли, не заканчивался ни на секунду. И зрители были мокрые, и мы. Но концерт получился классный. Было ощущение какой-то особой близости, что ли…

Ребята признаются, что этот концерт по духу будет похож на домашний. И кстати, это не фигура речи – они приедут в Петербург с семьями. 
Таким большим составом ещё не приезжали в Петербург, — признаются музыканты. 

— А вообще первый приезд в наш город помните? В детстве? Ещё когда не были группой BrainStorm?

Янис (самый брутальный внешне, но, кажется, и самый большой романтик из всей четверки): Я помню, как меня удивили белые ночи. Это было так странно: люди у каналов читают книжки, газеты. Просто сидят, поют. Все, как днем. И конечно, разводящиеся мосты. У нас в Латвии нет такого.

Каспарс: А у меня другое самое яркое воспоминание: как в составе хора «Кузнечик» приехал в Ленинград, и мы с несколькими ребятами скинулись, чтобы взрослый мужик купил нам бутылку. Помню, орёл еще на этикетке был. А потом в туалете мы пытались выпить, но питье было настолько не вкусное, что вылили в унитаз».

— Петербургу песню не хотите посвятить? – патриотично интересуюсь я. 

Ренарс тут же откликается: У нас есть песня “Чайки на крышах”. В какой-то мере это песня и про Петербург. Вот, смотрите, они прямо над нами пролетают! Мы обязательно споем эту песню. С нашим гостем. Ведь в этот вечер на крыше к нам присоединятся наши друзья-музыканты. Например, группы Каста, Моя Мишель, Паша Артемьев. Имена других пока пусть будут секретом…

Насчёт песни – милый Ренарс, конечно же, сочинял «Чайки на крышах» про родную Ригу – во всяком случае в Питере вряд ли найдёшь флюгер с котом, про который поётся в песне, да и где у нас «колокол бам-бом»? Но это не важно, у нас много общего. У Риги и Петербурга. У нас течет Нева, у них – Даугава. Кстати, Ренарс живет в Риге, за Даугавой, в таком же тихом месте, как этот Лопухинский садик. Хитрая коллаборация: столица и уединение. 

Ренарс: Да, место отличное – маленький парк, всего в 10 минутах на велосипеде от центра Риги. Ни один таксист не может найти мой дом – его с улицы за деревьями и кустами не видно. И мне очень нравится, что при этом всё рядом – кафе, театр, кино, вся эта городская суета, она мне нужна, как приятный такой стимулятор. Но Рига маленькая, это всё-таки не Москва, не Лондон, не Нью-Йорк…

Каспарс: О да, нам повезло, что мы в эти города только заезжаем ненадолго. Никогда не было желания жить в таких местах. Иногда подумывали об Испании: а хорошо бы там осенью жить. Но нет, уже через три дня хочется домой…

Наконец в беседу вступает улыбчивый, но молчаливый Марис: Каспарс, кстати, вообще перебрался в Энгуре, километрах в 80-ти от Риги. Поначалу кажется: как же далеко, как же справляться с делами? Но всё нормально, дела идут. Каспарс: Да, это такое рыбацкое село, там живёт тысячи полторы людей, очень спокойное место…

Марис: Вот и я легко могу себе представить, как перееду жить туда, где у меня сейчас сельский двор…

Несмотря на название, которое дословно переводится как «мозговой штурм», Brainstorm не рвут жилы, чтобы быть везде и повсюду. Они предпочитают наслаждаться жизнью. По словам Ренарса, группа даёт 35-40 концертов в год. Но неужели не хотелось бы выступать чаще?

Ренарс: Странная вещь, мы не против идти на увеличение, но космос как будто удерживает нас в привычном нам формате. Думаю, это помогло нам продержаться 30 лет, потому что до сих пор мы, выходя на сцену получаем огромное удовольствие. Для нас концерты не стали рутиной, когда только и думаешь, что надо продержаться полтора часа.

Каспарс: Вот Элвис Пресли по два концерта каждый день давал, и так два месяца подряд. А потом – до свидания.

Каспарс так мило, с латышским акцентом произносит «до свидания», что Элвиса даже не жалко… А мне приходит в голову идея: почему бы Brainstorm не снять кино? Вроде как «Через Вселенную» на музыку Битлз?

Ренарс: На музыку Битлз? Да, очень красиво!

Каспарс: Сейчас будем думать, очень интересное предложение.

Хочется верить, что музыканты и в самом деле будут думать, во-первых, потому что за 30 лет выпустили 13 альбомов отличной романтической музыки, а во-вторых, Каспарс Рога только что представил в Риге свой документальный фильм «В поисках мистера Каулиньша». Почему бы и в самом деле не рискнуть? С ребятами из BrainStorm можно бесконечно долго сидеть и неспешно разговаривать. Про космос, который ничуть не страшный, а наоборот, манящий своим безграничным величием, про их общего друга бас-гитариста Гундарса Маушевичса, с которым они создавали группу, и который погиб вот уже 15 лет назад; — и теперь, — говорит Ренарс, — он нам подыгрывает на небесном басу. Про Россию, в которой музыканты BrainStorm стали своими («в любом городе, где мы были впервые или уже нет, начинаешь играть какую-то песню, и люди подхватывают её – знают слова, мелодию!» — почему-то удивляется Марис), и, наконец, про идеальный выходной, ведь опен-эйр на крыше Roof Place так и называется «VЫХОDNЫЕ с BrainStorm».

Янис: Я встал, что уже хорошо. Заварил кружку чая эрл грей. И поехал плавать. Сделал там небольшое видео, собрал побольше травы и одуванчиков. Зачем, спросите, одуванчики? А затем, что, приехав домой, мне надо покормить второго мужика в доме, которого зовут Стюарт. Это морская свинка.

Марис: Мужик мужику принёс еду!

Янис: Потом включаю радио. А если скоро концерт, готовлюсь к нему. Занимаюсь детьми. Если повезло и купил заранее билет в театр – иду в театр. Нет, — так в кино. Ну а если и в кино ничего не идёт интересного, тогда жарю что-нибудь на гриле: дети любят мясо, а я предпочитаю кукурузные початки, открываю бутылку вина и наслаждаюсь отдыхом дома.

Марис: А для меня такой вот идеальный выходной был вчера. Меня никто не будил, но я сам встал довольно рано. Никуда не надо было торопиться, и так не спеша позавтракали в кафе рядом с домом, потом переоделись в спортивную форму и отправились на марафон (это традиционный рижский забег). Получив медаль, возвращаемся домой. Потом я еду в аэропорт, где встречаю своих друзей, открываю холодную бутылку пива — всё-таки на улице 30 градусов жары, и лечу к вам, в Петербург, который встречает нас красивейшим закатом. И ты понимаешь: жизнь прекрасна.

Каспарс: А у меня всё просто. Я просыпаюсь в своем селе. Беру велик, еду в своё кафе, открываю вино… И всё. Смотрю на море.

Марис: И уже закат…

Ренарс: У ребят такие красивые выходные! Они назвали все необходимые элементы, чтобы уик-энд и в самом деле удался: хорошая погода, семья, друзья, спорт, музыка…

Я подаю голос: Вино!

Ренарс: Ну, это может быть, а может и не быть.

Янис: — И животные, — напоминает владелец Стюарта, морской свинки.

Ренарс: Хорошо, животные, как говорится, в комплекте. Но главное, всё это должно быть в гармоничном соотношении.

«Ага, а мы гуляем, мы крутые,
Ага, а мы хорошие, не злые,
Ага, когда проснемся – будет вечер,
Будут выходные»…

Текст — Елена Боброва. Фото — Мария Митрофанова. Ссылка на источник.